Posts

pr-conf

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2018 году, Москва, 16 января 2019 года

Уважаемые дамы и господа,

Рады вас приветствовать на традиционной пресс-конференции, посвященной подведению внешнеполитических итогов прошедшего года.

Мы хотели бы, чтобы эта встреча, как и предыдущие, прошла, прежде всего, в формате прямого диалога. Поэтому я постараюсь максимально сократить вступительную часть, тем более что наши подходы к ключевым проблемам современности неоднократно освещались Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, в том числе в ходе Большой пресс-конференции 20 декабря, а также в рамках вчерашнего интервью сербским СМИ.

Излишне говорить, что обстановка в мире оставалась сложной. В прошлом году нарастал конфликтный потенциал. В первую очередь, из-за упрямого нежелания некоторых стран Запада во главе с США принять реальности объективно формирующегося многополярного мира, а также из-за их стремления продолжать навязывать свою волю посредством силовых, экономических, пропагандистских рычагов. Мы наблюдали попытки «подмять под себя» многосторонние институты, размыть их межгосударственный характер, а универсальные нормы международного права – заменить неким «порядком, основанным на правилах». Это новый термин, который появился совсем недавно и который скрывает стремление изобретать правила исходя из политической конъюнктуры, в интересах использования их как инструмента для давления на неугодные государства и, очень часто, даже на своих союзников.

Вызывает тревогу и стремление продвигать вне рамок международных структур различные не консенсусные инициативы, а выработанные келейно, «узким кругом избранных» решения,  преподносить их как мнение всего мирового сообщества.

Не добавляли оптимизма и односторонние действия Вашингтона, направленные на слом важнейших международно-правовых инструментов обеспечения стратегической стабильности, что подтвердилось весьма наглядно вчера, в ходе консультаций, состоявшихся в Женеве между представителями Российской Федерации и США по проблемам, которые возникли в связи с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Все это, безусловно, ведет к углублению дефицита взаимного доверия, милитаризации внешнеполитического мышления.

В этих условиях мы продолжали проводить многовекторный внешнеполитический курс, ориентированный на защиту национальных интересов Российской Федерации. Содействовали упрочению положительных тенденций на мировой арене, поиску коллективных решений, стоящих перед всеми государствами проблем на основе международного права, а в конечном итоге – стремились содействовать становлению более справедливой, демократической, представительной полицентричной модели мироустройства, как того и требуют объективные реалии современного мира. В этих целях мы плотно взаимодействовали с союзниками и партнерами по ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС, конструктивно работали в ключевых структурах глобального управления, прежде всего ООН и «Группе двадцати».

В рамках председательства России в Евразийском экономическом союзе способствовали укреплению его международных позиций. Большое внимание уделялось сопряжению ЕАЭС с китайским проектом «Один пояс, один путь», развитию стратегического партнерства между Россией и АСЕАН, в том числе в контексте инициативы Президента России В.В.Путина по формированию Большого евразийского партнерства, основанного на логике гармонизации интеграционных процессов, открытого для присоединения всех стран и их объединений как Азии, так и Европы.

Международный терроризм терпит поражение в Сирии. Это позволило сохранить сирийскую государственность, начать переход к восстановлению экономики и возвращению беженцев. В соответствии с решениями состоявшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога, страны-гаранты Астанинского процесса – Россия, Турция и Иран – провели большую работу по формированию Конституционного комитета, добившись согласия Правительства и оппозиции со списком его потенциальных членов. Тем самым созданы условия для начала политического процесса в полном соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН в интересах достижения устойчивого урегулирования сирийского кризиса.

Мы поддерживали положительные тенденции на Корейском полуострове, исходя из логики российско-китайской «дорожной карты» урегулирования. Безусловно, это предполагает необходимость встречных шагов в ответ на конструктивные действия Пхеньяна.

Важным итогом года стало подписание в ходе пятого Каспийского саммита Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, закрепляющей за прибрежными странами исключительные права на этот уникальный водоем, его недра и другие ресурсы.

Прилагали значительные усилия в целях обеспечения международной информационной безопасности, борьбы с киберпреступностью. В декабре  Генеральная Ассамблея ООН по нашей инициативе одобрила две соответствующие резолюции.

Особое внимание уделялось дальнейшему развитию контактов с многомиллионным Русским миром. Знаковым событием стало проведение 31 октября – 1 ноября в Москве VI Всемирного конгресса соотечественников, проживающих за рубежом.

Расширяли гуманитарные, научные и образовательные связи. Поддерживали различные начинания, направленные на ознакомление мировой общественности с лучшими достижениями отечественной культуры и искусства. Оказывали содействие зарубежным странам в подготовке их национальных кадров.

Ярким событием года стал Чемпионат мира по футболу – настоящий триумф народной дипломатии. Россию посетили миллионы иностранных гостей, которые своими глазами увидели современную Россию и ее граждан.

В наступившем году намерены наращивать усилия на всех ключевых направлениях. Среди приоритетов – продвижение задачи создания подлинно универсальной антитеррористической коалиции под эгидой ООН, мобилизация международного сообщества на более эффективную борьбу с наркотрафиком и другими видами организованной преступности. Будем способствовать закреплению позитивных тенденций в Сирии и вокруг Корейского полуострова, преодолению других кризисов и конфликтов, прежде всего на Ближнем Востоке и Севере Африки, а также на Украине, где по-прежнему не существует какой-либо альтернативы полному и последовательному выполнению Минских договоренностей. По-прежнему заинтересованы в восстановлении нормальных отношений с США и ЕС на принципах равноправия и взаимного учета интересов. Разумеется, будем и впредь должным образом реагировать на повышенную военную активность НАТО и приближение военной инфраструктуры Альянса к российским границам.

Нашим безусловным приоритетом остается обеспечение безопасности страны и других благоприятных внешних условий для динамичного развития России, для повышения уровня благосостояния наших граждан. Мы открыты для созидательного взаимодействия со всеми, кто не превращает двусторонние связи в заложника переменчивой политической конъюнктуры или в инструмент достижения геополитических преимуществ, а готов сотрудничать честно, искать обоюдно приемлемые компромиссы на основе взаимной выгоды.

В заключение хотелось бы, конечно, напомнить, что несколько дней назад, 13 января, отмечался День российской печати. Пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех присутствующих в этом зале, прежде всего, представителей российских СМИ и в вашем лице все российское журналистское сообщество с этим профессиональным праздником. Мы высоко ценим вашу работу, стремление продвигать в глобальном информационном пространстве высокие профессиональные стандарты, ценности честной и непредвзятой журналистики. Готовы к продолжению тесного, конструктивного взаимодействия в самых разных форматах. Заверяю вас, мы, безусловно, продолжим уделять повышенное внимание вопросам обеспечения свободной и беспрепятственной деятельности журналистов, добиваться эффективного соблюдения всеми государствами существующих международных гарантий.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: С учетом постоянного продления срока содержания под стражей К.Вышинского, какие дополнительные меры будут предприниматься российской стороной? Рассматривается ли возможность его обмена на кого-либо? Идет ли речь об ответных мерах в отношении украинских коллег?

С.В.Лавров: Мы уже многократно информировали о том, какие действия предпринимаем, как по каналам соответствующих международных организаций, по каналам союзов журналистов, так и в контактах со странами в двустороннем порядке, призываем воздействовать на Киев и прекратить преследование журналиста за его профессиональную деятельность под совершенно абсурдными обвинениями в государственной измене.

Не думаю, что идея обмена, которую может быть, кто-то воспринимает как интересную, будет способствовать тому, чтобы украинские власти вернулись к строгому соблюдению своих обязательств по отношению к деятельности журналистов. Подобные идеи могут только подогревать желание тех, кто готов использовать журналистов как «разменную монету» в своих неблаговидных целях. Заверяю Вас, мы будем делать все, чтобы восторжествовало право и чтобы К.Вышинский был освобожден и вернулся к своим профессиональным обязанностям.

Это не единственная проблема с журналистами на Украине. Практически все представленные здесь СМИ Российской Федерации имеют либо полный запрет на свою работу на Украине, либо максимально ограничены в своих действиях.

Вопрос: Если США все-таки выйдут из ДРСМД, будет ли Москва рассматривать в принципе продление ДРСМД?

С.В.Лавров: Я уже сказал, что вчера были предоставлены конструктивные предложения российской стороны, которые позволяли США на экспертном уровне воочию убедиться, что собой представляет на самом деле ракета 9М729, которую они подозревают в нарушении параметров, установленных Договором. Однако представители США приехали с заготовленной позицией, которая заключалась в ультиматуме и состояла в требовании к нам под американским надзором уничтожить эту ракету, ее пусковые установки и все связанное с ней оборудование. Наши вопросы о том, почему американцы не хотят ознакомиться с нашим предложениями и с конкретными параметрами этой ракеты «вживую», остались неуслышанными. Остались неуслышанными и наши предложения в ответ на действия, которые мы готовы предпринять для того, чтобы  развеять американские опасения, получить доступ и к информации, касающейся проблем, которые мы испытываем в отношении соблюдения американцами этого Договора. Все это было отметено. Логика всех американских подходов, которые вчера прозвучали, заключилась только в одном: вы нарушаете Договор, а мы его не нарушаем. Поэтому вы в России обязаны сделать то, что мы от вас требуем, а мы ничего делать не должны. На такой позиции далеко не уедешь. Ясно, что это – проявление курса на слом всех договоренностей в сфере стратегической стабильности вслед за Договором об ограничении систем противоракетной обороны, ДРСМД является очередной жертвой. Относительно Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений у многих стран  есть опасения, что и его свертывание входит в планы Администрации США. Надеемся, что это не так. Мы по-прежнему готовы работать по спасению ДРСМД.

Надеюсь, что те европейские страны, которые заинтересованы в этом, может быть, больше, чем кто-либо другой, также приложат усилия, чтобы не плестись в хвосте американской позиции, не принимать послушно заявления в НАТО, возлагающие всю вину на Российскую Федерацию, и игнорировать факты, которые мы представляем и готовы дополнительно представить. Они все-таки будут стараться воздействовать на Вашингтон с тем, чтобы он занял более ответственную позицию по отношению ко всем членам международного сообщества, прежде всего к европейцам.

В отношении Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, как Вам известно, мы делаем немало для того, чтобы снять возможные раздражители в его отношении и заинтересованы в его продлении. Вопросы, которые, естественно, возникают у нас в отношении действий США по выводу из зачета целого ряда стратегических наступательных вооружений и по предъявлению их в качестве неядерных, – закономерны. Ознакомили с ними экспертов в США и в других западных странах. Надеемся, что профессионализм и ответственность перед международным сообществом всё-таки пробьют себе дорогу в подходах Вашингтона к диалогу по стратегической стабильности.

Вопрос (перевод с английского): В США было много вопросов в связи с тем, что Президент США Д.Трамп не поделился содержанием его разговоров с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, включая его официальных представителей? Влияет ли Кремль на транспарентность этих разговоров?

С.В.Лавров: Мне трудно комментировать то, что происходит в США вокруг обвинения Президента Д.Трампа в том, что он является российским агентом. Считаю, что для американской прессы это – понижение стандартов журналистики и неблагодарное дело. Не могу поверить, что журналисты в США искренне и профессионально занимаются этими проблемами. Есть такое понятие, как культура дипломатии, культура переговоров, культура общения на межгосударственном уровне. Это предполагает соблюдение приличий, подходов и норм, которые существуют в каждом из общающихся государств. Насколько я знаю, Конституция США наделяет президента страны правом определять и проводить внешнюю политику. То, что это право подвергается нападкам со стороны Конгресса, мы знаем. Об этом много пишут, в том числе и Ваши коллеги. Но это не делает нападки конституционными и менее незаконными. Я не буду комментировать действия, которые предпринимает Администрация США в соответствии с полномочиями, которые есть у президента США и его Администрации.

Раз Вы эту тему затронули, хотел бы заметить следующее. Обвиняют М.Бутину в том, что она преследовала некие подрывные цели, общаясь с американцами. Обвиняют практически любого российского гражданина, будь он официальным лицом или, как М.Бутина, человеком, который хочет получать образование, общаться со американскими и другими зарубежными коллегами. Обвиняют в шпионаже и продвижении неких целей, которые противоречат интересам США и нелегитимны. Но если Вы посмотрите на круг общения американских дипломатов в Москве со своими российскими знакомыми, то убедитесь, что, россияне, которые оказались под незаконными американскими санкциями, в первую очередь являются предметом наибольшего внимания американских дипломатов. И никто не предъявляет американским дипломатам обвинения в том, что они общаются с людьми, с которыми общаться запрещено и которые объявлены невъездными и нерукопожатными в США.

Еще одно замечание, как пример абсурдности происходящего. Уже почти два года работает прокурор Р.Мюллер. Он опросил десятки, если не сотни лиц, но никаких утечек, которые подтверждали бы обвинения в сговоре между Президентом США Д.Трампом и Российской Федерацией не предъявлено. Не предъявлено никаких фактов и нет утечек, что для американской политической системы весьма странно. Утечки там обычно случаются мгновенно. Какие-то утечки были, обсуждались какие-то факты относительно вовлечения украинской стороны в выборную кампанию США, но никак не Российской Федерации.

Вот один пример. М.Флинн, был несколько дней советником по национальной безопасности Президента США Д.Трампа. Я с интересом читал, в чем его конкретно обвиняют. Прокурор Р.Мюллер обвинил его в двух вещах. Первое, что М.Флинн до того, как Президент США Д.Трамп вступил в свои полномочия, позвонил Послу Российской Федерации С.И.Кисляку и попросил не отвечать взаимностью на те санкции, которые в последние дни своего президентства ввел Б.Обама в отношении Российской Федерации, призвал нас не идти по пути эскалации и конфронтации. Это плохо? Это противоречит интересам американского народа или американского правительства, что будущий потенциальный член администрации призвал нас не наносить ущерб американскому дипломатическому представительству в Российской Федерации? Не отнимать собственность, не выгонять дипломатов. Это одно обвинение в адрес М.Флинна. Второе обвинение в его адрес заключалось в том, что он также просил Посла С.И.Кисляка воздействовать на позицию Москвы в отношении резолюции, которая в то время обсуждалась в СБ ООН, призывавшая Израиль прекратить создание новых поселений на оккупированных территориях. Поскольку администрация Б.Обамы решила не препятствовать принятию этой резолюции и, в отличие от всех предыдущих ситуаций на эту тему, не голосовать против, а воздержаться, М.Флинн, согласно обвинению, которые Р.Мюллер ему предъявил, призвал российскую сторону наложить вето на эту антиизраильскую резолюцию.

Я сейчас не беру в расчет и не касаюсь существа вопроса – надо было эту резолюцию принимать или нет. Но он по сути дела призывал российскую сторону отстоять ту позицию, которую США десятилетиями продвигали в ООН. Вот два обвинения в адрес этого человека. Не знаю, какой срок будет ему присужден. Но абсурдность ситуации для меня очевидна. Это – только один пример вакханалии, которая происходит вокруг т.н. русского досье.

Вопрос: Недавно Россия и Япония начали новый раунд переговоров по мирному договору, который должен быть нацелен на вывод двусторонних отношений на качественно новый уровень. Договор должен быть поддержан обоими народами. Я, как и, наверное, вся Япония, не понимаю того, что вы предъявили нам предварительное условие. Оно заключается в том, что Япония, прежде всего, должна признать все результаты Второй мировой войны, включая суверенитет Российской Федерации над спорными островами. Разве это не ультиматум? Вы ведь обычно критикуете ультиматумы в дипломатии. Складывается ощущение, что Россия снова требует от Японии безоговорочной капитуляции. Мне непонятна логика российской стороны. Мы же обсуждаем принадлежность островов. Если Япония признает суверенитет России над Курильскими островами, тогда вопрос будет закрыт и проблем не будет. Тогда о чем мы будем вести переговоры?

С.В.Лавров: Я уже высказывался на эту тему сразу после переговоров с моим японским коллегой Т.Коно. Повторю еще раз. Признание итогов Второй мировой войны – это не ультиматум, не предварительное условие. Это неизбежный и неотъемлемый фактор современной международной системы.

Япония при поддержке Советского Союза в 1956 г. стала членом Организации Объединенных Наций, подписала и ратифицировала Устав ООН, в котором есть статья 107. Она гласит, что все результаты Второй мировой войны незыблемы. Поэтому мы ничего не требуем от Японии. Мы призываем привести практические действия наших японских соседей в соответствие с их обязательствами по Уставу ООН, Сан-Францисской декларации и целому ряду других документов, включая и упомянутые Вами.

Что означает наша позиция о необходимости для Японии привести свои подходы в соответствие с Уставом ООН? В законодательстве Вашей страны закреплен термин «северные территории». Он внедрен в целый ряд законов, включая принятый в сентябре прошлого года и увязывающий реализацию совместной инициативы Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ о совместной хозяйственной деятельности на островах с необходимостью возврата северных территорий. Об этом никто не договаривался. Это прямо противоречит обязательствам Японии по Уставу ООН.

Так что это не предварительное требование, а стремление понять, почему Япония – единственная страна в мире, которая не может признать итоги Второй мировой войны в полном объеме.

Конечно, здесь присутствует еще целый ряд преходящих моментов. Не хочу повторяться о проблеме военно-политического союза с США, развертывании американских баз на японской территории. Все это достаточно подробно освещалось.

Наши лидеры также говорили о необходимости качественного улучшения, как Вы справедливо сказали, наших отношений во всех областях: в экономике, торговле, культуре, гуманитарной и международной сферах. Для решения любых сложных вопросов, не только по мирному договору – есть целый ряд других вопросов, подлежащих решению с нашими японскими коллегами. Конечно, необходимо, чтобы мы ощущали себя партнерами на международной арене, а не странами, стоящими по разные стороны баррикад. Но Япония присоединилась к целому ряду санкций, которые были введены в отношении России. Едва ли это вписывается в понимание формирования качественно нового уровня отношений. Япония присоединяется к антироссийским заявлениям, которые принимает «Группа семи». Япония по всем резолюциям ООН, которые интересуют Россию, голосует не с нами, а против нас.

Буквально перед своим визитом в Россию Т.Коно был в Париже, где проходила встреча министров обороны и иностранных дел Франции и Японии. По итогам этой встречи была принята декларация. Если Вы ее почитаете, то, конечно, поймете, что нам еще очень далеко не только до партнерства в международных делах, но даже до понимания необходимости искать конструктивные подходы, сближающие позиции.

Пользуясь случаем, хотел бы привлечь внимание к тому, что в этой японо-французской декларации по итогам встречи «два плюс два» содержится обязательство Японии и Франции координировать свои действия в рамках председательства Токио в «Группе двадцати» и председательства Парижа в «Группе семи». У нас это вызвало вопросы, т.к. «Группа семи» – это часть «Группы двадцати». Председатель «Большой двадцатки», которым в этом году является Япония, должен обеспечивать условия, позволяющие выработать консенсус всем двадцати странам-участницам, а не работать только на интересы одной группы, входящей в «двадцатку». Надеюсь, это просто недоразумение при формулировании языка этой декларации.
В практических шагах мы исходим из того, что японские коллеги со свойственным им профессионализмом будут способствовать выработке консенсусных решений, которые объединяют и развитые, и развивающиеся страны – всех, кто входит в «двадцатку», – а также будут принимать во внимание интересы всех остальных государств, поскольку решения «Группы двадцати» затрагивают вопросы, которые волнуют всех членов международного сообщества.

Вопрос: Как Вы видите дальнейшее развитие Союзного государства после довольно резких высказываний Президента Белоруссии А.Г.Лукашенко? Какие могут быть дальнейшие шаги, если одна сторона очевидно против?

С.В.Лавров: Я просто удивляюсь той шумихе, которая раздута вокруг этой темы, в том числе в СМИ.

Договор о создании Союзного государства является открытым документом, с ним можно было ознакомиться сразу после подписания. Сейчас тоже можно освежить его в памяти. В документе записано многое из того, что в то время объединило нас и побудило создать Союзное государство. Договором было предусмотрено и принятие Конституционного акта, и создание союзного Парламента, и Суда Союзного государства. В то время это было добровольно согласовано между Москвой и Минском.

С течением времени стало понятно, что ни общей конституции, ни общего парламента, ни общего суда пока создать не представляется возможным. Но мы на этом и не настаиваем.

Мы с нашими белорусскими коллегами говорили в ходе последних контактов наших президентов (в декабре прошлого года состоялись три таких встречи) о тех положениях союзного Договора, которые, в отличие от общих конституции, парламента и суда, касаются предельно конкретных практических вопросов в сфере экономики и торговли. Имеются в виду предусмотренные в этом Договоре действия по формированию единой денежной единицы, кредитной и налоговой политики. Все это напрямую связано с экономическими и финансовыми отношениями в рамках Союзного государства.

В отношении необходимости посмотреть, как мы можем выполнить эти сугубо практические и конкретные шаги, у нас не было разногласий с белорусскими коллегами. Как Вы слышали, по решению президентов России и Белоруссии была создана рабочая группа, возглавляемая министрами экономики двух стран. Группа уполномочена заниматься ровно тем, о чем я сейчас сказал. Мы ничего не выдумываем. Мы просим наших белорусских коллег, учитывая их заинтересованность в целом ряде вопросов, связанных с определением экономической, денежной, кредитной, налоговой политики, посмотреть, как мы можем сблизиться в вопросах, решение которых предполагалось еще двадцать лет назад в союзном Договоре и которые напрямую касаются тех вещей, которые Белоруссия хочет решить, в том числе, по итогам т.н. «налогового маневра».

Надеюсь, что здесь возобладает прагматизм, а не попытки искать в этой рабочей ситуации какие-то геополитические замыслы внутри Союзного государства или вовне его.

Вопрос: Министр иностранных дел Германии С.В.Лавров, то есть Х.Маас, скоро приедет в Россию с визитом. Что Вы собираетесь с ним обсуждать?

С.В.Лавров: Теперь я еще буду обвинен в том, что мы хотим захватить и заполонить Германию.

Что касается визита Х.Мааса, как он сам объявил, мы прежде всего будем обсуждать ситуацию на Украине, в Сирии. И по тому, и по другому вопросу есть решения, которые надо выполнять. Мы к такой дискуссии готовы.

Вопрос: Несколько стран, в том числе США, не признают Н.Мадуро в качестве Президента Венесуэлы. Какова позиция России по этому поводу?

С.В.Лавров: Наша позиция заключается в необходимости избегать любого вмешательства во внутренние дела суверенных государств. На протяжении всего венесуэльского кризиса мы всячески поддерживали усилия, в том числе стран региона, по налаживанию диалога между правительством и оппозицией. Мы знаем, что этот диалог, на который рассчитывали многие латиноамериканские страны, в конечном итоге сорвался, потому что на так называемую «непримиримую» часть оппозиции влияли из-за рубежа, прежде всего из Соединенных Штатов. Это влияние и сделало эту часть оппозиции «непримиримой». Это вызывает глубокое сожаление. Мы слышали высказывания, допускающие военное вмешательство в Венесуэлу, и о том, что теперь США будут признавать или могут начать признавать Президентом Венесуэлы не Н.Мадуро, а Председателя Парламента Х.Гуаидо. Все это очень тревожно и говорит о том, что линия на развал неугодных правительств сохраняется в США в качестве одной из приоритетных в Латинской Америке и других регионах. Мы об этом можем потом подробно поговорить.

Вопрос: В Бразилии в должность Президента страны вступил Ж.Болсонару. Его называют «тропическим Трампом». Есть ли опасения, что он окажется «троянским конем» для группы БРИКС?

С.В.Лавров: Президент Бразилии Ж.Болсонару контактировал с нашими представителями, включая Председателя Государственной Думы России В.В.Володина, представлявшего нашу страну на его инаугурации. Он подтвердил свою нацеленность на обеспечение преемственности в отношениях с Российской Федерацией и настрой на участие в дальнейшем развитии БРИКС, в котором Бразилия уже начала председательствовать в этом году. Буквально на днях бразильские коллеги ознакомили нас с планами их председательства, со сроками проведения министерских заседаний, саммита и с программой, которую они предлагают другим участникам этого объединения. Я не вижу никаких причин предполагать, что Бразилия будет играть деструктивную роль в БРИКС. Напротив, нам заявляют о том, что это объединение является одним из приоритетов внешнеполитической деятельности Бразилии.

Вопрос: Отвечая на вопрос о судьбе П.Уилана, которому уже были предъявлены официальные обвинения в шпионаже, Ваш американский коллега уклончиво ответил, что не может вдаваться в детали, подробности и не собирается этого делать. А Вы можете рассказать что-то новое о развитии этого дела? Действительно ли его вот-вот собираются посетить американские дипломаты? Был ли какой-то разговор об обмене? Может быть это стало причиной нового витка дипломатического давления на Россию? Предпринимают ли новые попытки связаться с П.Уиланом три другие страны, которые заявили, что он также является их гражданином (Канада, Великобритания и Ирландия), чтобы повлиять на сложившуюся ситуацию?

С.В.Лавров: П.Уилана уже посещал посол США Дж.Хантсман. Его посещал или собирается посетить дипломат из Ирландии. Есть запрос на очередное посещение американского посольства, который будет удовлетворен. Британцы вообще не упоминают о наличии между Москвой и Лондоном Консульской конвенции 1965 г., в рамках которой такой доступ должен быть предоставлен. По двусторонним каналам с задействованием этой Конвенции они не обращаются, видимо потому, что на наши многократные просьбы в соответствии с этой Конвенцией предоставить нам доступ к Юлии и Сергею Скрипалям, они отвечали молчанием, либо формально отказывали. Вероятно, они понимают, что эту Конвенцию они сами, по сути дела, сделали недействительной. Хотя, если такое обращение поступит, мы будем вести себя более культурно, я вас заверяю.

Что касается самой ситуации, то наши соответствующие компетентные органы сообщили о тех обстоятельствах, в которых П.Уилан был арестован. Его семья ознакомлена с этой ситуацией и условиями, в которых он содержится. Претензий к этим условиям не высказывается. Но то, что из стран его гражданства, включая Канаду, звучат настоятельные требования его немедленно освободить, а кто-то даже начинает грозить санкциями – это достаточно прискорбно. Я уже не буду говорить о тех россиянах, которые томятся в американских застенках, в отношении которых никто никакой активности и даже гуманизма не проявляет, хотя в большинстве случаев обвинения откровенно надуманы, либо не доказаны.

П.Уилан был задержан в момент конкретного противозаконного действия в гостинице. Об этом тоже сообщалось. Между прочим, в российских исправительных учреждениях и СИЗО содержится около 20 американских граждан, из которых больше половины не имеют второго гражданства. К ним по запросам посольства США регулярно обеспечивается доступ американских дипломатов. Ни о ком из них мы не слышали каких-либо громких заявлений, наподобие тех, которые делаются в отношении П.Уилана. Это тоже может быть информацией к размышлению.

Идёт следствие. Если Ваш вопрос подразумевает то, что арест П.Уилана может быть связан с желанием провести его обмен на кого-то из наших граждан, – это абсолютно не соответствует действительности. Мы никогда такими вещами не занимаемся. Он был пойман с поличным.

Вопрос: Российская дипломатия в прошлом году добилась больших успехов в Сирии. Какими будут действия в духе единства и борьбы противоположностей на востоке Евфрата после ухода американских войск?

С.В.Лавров: Это очень важный вопрос. В целом сирийское урегулирование продвигается. Медленнее, чем хотелось бы, с проблемами, которые на каком-то этапе трудно было предвидеть. Тем не менее, прогресс налицо. Мы убеждены в том, что надо довести борьбу с терроризмом до конца. Сейчас главный её очаг – Идлибская зона, где практически всех боевиков подмяла под себя «Джабхат ан-Нусра», запрещенная организация, объявленная СБ ООН террористической. Мы весьма заинтересованы в реализации тех договоренностей, которые были достигнуты между Россией и Турцией по Идлибской зоне. Но они не предполагают предоставление полной свободы действий террористам, которые продолжают обстреливать позиции сирийских войск и гражданские объекты из Идлибской зоны, в том числе из демилитаризованной зоны, и пытаются атаковать российскую военно-воздушную базу «Хмеймим».

Мы надеемся, что в ближайшее время состоится контакт между президентами России и Турции В.В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом. Он уже спланирован. Это будет центральным вопросом переговоров.

Что касается восточного берега Евфрата, то, действительно, США объявили о своем уходе оттуда. Нет никакого секрета в том, что они там создали пару десятков военных объектов, включая достаточно крупные и серьезные военные базы. Нет секрета и в том, что они вооружали сотрудничающие с ними курдские отряды самообороны. Возникает вопрос, в том числе у наших турецких коллег, что будет дальше с этим вооружением, с этими военными объектами? Мы убеждены, что оптимальным и единственно верным выходом является передача этих территорий под контроль сирийского Правительства, сирийских вооруженных сил и сирийских административных структур, при понимании, что курдам должны быть обеспечены все необходимые условия в местах их традиционного проживания.

Мы приветствуем и поддерживаем контакты, которые сейчас начались между курдскими представителями и сирийскими властями с целью договориться о том, как восстанавливать жизнь в едином государстве без внешнего вмешательства.

Есть проблема в том, что касается американских планов. Сначала было объявлено об уходе через два месяца, потом – не через два месяца, а через шесть, потом – что, может быть, этот уход задержится. Вспоминается Марк Твен, который сказал, что «нет ничего проще, чем бросить курить – я делал это много раз». Это тоже такая американская традиция.

Нельзя забывать и еще об одном очень проблемном моменте – нелегально созданной американцами зоне Ат-Танф радиусом в 55 км. В ней находится лагерь беженцев «Рукбан», доступ к которому практически закрыт. Гуманитарный конвой, который один раз удалось организовать несколько недель назад при нашей поддержке и с согласия сирийского Правительства, вошел в эту зону, и вопреки заверениям, которые нам давали США, представителей сирийского общества Красного полумесяца вместе с этим конвоем не пропустили непосредственно к беженцам. Контроль над ним получили боевики, в том числе связанные с террористами, которые живут, спокойно тренируются и получают материальную и иную поддержку в зоне Ат-Танф. Никто до конца не знает, что произошло с этими гуманитарными товарами – попали они беженцам, для кого были направлены, либо их использовали боевики в своих интересах. Сейчас наши ооновские коллеги начинают взывать к тому, чтобы направить туда второй конвой. Ситуация, правда, аховая – там от 30 до 50 тысяч беженцев, к которым нет никакого доступа. Мы настаиваем, поддерживая позицию сирийского Правительства, чтобы на этот раз была обеспечена полная безопасность и транспарентность, чтобы были приняты меры, позволяющие убедиться, что груз доставлен именно беженцам, а не передан представителям незаконных вооруженных формирований.

К тому же США, как оккупирующая эту часть Сирии держава, несут полную ответственность за судьбу и условия проживания гражданских лиц. В конце концов, те военнослужащие США, которые сейчас находятся в зоне Ат-Танф, получают снабжение всем необходимым с территории Ирака. Если продовольствие и другие необходимые товары доставляются для американских военных, то это несложно сделать и для беженцев по тем же маршрутам, по которым американцы снабжают сами себя.

Вопрос: Как известно, курдский народ живет в странах Ближнего Востока. Курды жалуются на то, что до сих пор не поднимали их политических вопросов и не пытались решить их проблемы. Какова Ваша позиция в отношении их будущего в Сирии и Ираке?

С.В.Лавров: Наша позиция очень простая. Вопросы, возникающие в связи с курдским населением в Сирии, Ираке и где бы то ни было еще (это не единственные две страны, где они проживают), должны решаться в соответствии с национальным законодательством соответствующих стран.

Права национальных меньшинств, каковыми являются курды в Ираке, Сирии, должны, конечно же, обеспечиваться через диалог между ними, их представителями и центральными правительствами. Мы твердо выступаем за сохранение и уважение территориальной целостности всех государств этого региона. И так эти страны уже подвергались за последние годы и продолжают подвергаться очень тяжелым испытаниям в связи с агрессией, которая была устроена против Ирака, затем против Ливии, а теперь против Сирии. Нам важно избежать здесь перекройки границ. Мне кажется, что курды и в Сирии, и в Ираке с пониманием относятся к необходимости найти такие договоренности с центральным правительством, которые были бы обоюдно приемлемыми, учитывали бы их интересы и не подрывали бы территориальную целостность соответствующих государств.

Вопрос: Представители МИД, в том числе вчера заместитель Министра иностранных дел России А.В.Грушко, неоднократно высказывались с критикой в отношении процесса изменения названия нашего соседнего государства – бывшей югославской республики Македония. Вы неоднократно упоминали решение СБ ООН по этому поводу. Хотелось бы уточнить, что российская дипломатия имеет в виду, когда ссылается именно на это решение СБ ООН? Вы хотите как-то помешать Преспанскому соглашению? Вы им недовольны?

В связи с этим хотелось бы понимать ситуацию на Балканах. Вы критикуете США и НАТО за расширение своих позиций на Балканах и не только там. США и НАТО отвечают, что они пытаются лишь приостановить ваши агрессивные действия в регионе. Что происходит в реальности?

С.В.Лавров: Хороший вопрос. Я еще ни разу не слышал, что выполнение решений СБ ООН может рассматриваться как попытка помешать решению вопроса, которому посвящены эти резолюции – имею в виду резолюции, которые запустили процесс посредничества ООН в согласовании вопроса о названии Македонии между Скопье и Афинами. Мы всегда активно поддерживали этот диалог, всегда выступали за то, чтобы решение было найдено в таком ключе, который был бы приемлем для общественности, народов и, конечно же, правительств Греции и Македонии.

Мы не выступаем против названия, которое в итоге появилось и было объявлено. Мы задаем вопросы о том, насколько легитимен этот процесс и насколько он действительно обусловлен стремлением найти консенсус между Афинами и Скопье, либо тем, о чем Вы сказали, – стремлением США поскорее «загнать» все балканские страны в НАТО и прекратить какое-либо влияние России в этом регионе. Вот, о чем мы говорили.

Конечно, мы не можем соглашаться с теми, кто говорит, что России нет места на Балканах, как не так давно сказала Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Она заявила о том, что ЕС уже работает на Балканах и больше никому там делать нечего. Правда, когда мы встретились с ней в декабре в Милане «на полях» мероприятий ОБСЕ, она сказала, что ее не так поняли. Наверно, не так поняли, потому что там не только Евросоюз, там уже НАТО играет сейчас главную роль. Там, где есть ЕС, там есть место и для НАТО, причем, наверное, такое место будет первоочередным.

Мы всегда хотели, чтобы позиция СБ ООН уважалась. Она заключалась в том, что решение должно быть законным. Когда название подтверждается документом, подписанным не на том уровне, которого требует Конституция, например, Македонии, у нас вызывает вопросы – насколько легитимным является этот процесс. Когда парламент Македонии принимает закон о поправках к Конституции и заодно закон о языках, который отказывается подписывать Президент Македонии Г.Иванов, как того требует Конституция, у нас это тоже вызывает вопросы. Когда нас обвиняют во всех смертных грехах, во всех бедах, которые так или иначе проявляются на Балканах или могут проявляться, у нас возникает вопрос: а как наши западные коллеги относятся к беспардонной кампании, которая велась Западом накануне референдума в Македонии. Тогда лично главы правительств Евросоюза, Генсек НАТО, руководство Еврокомиссии и ЕС в целом призывали, приезжая в Скопье, отдать голос за членство в НАТО и Евросоюзе путем изменения названия Македонии. Там же была такая агитация. Не за название, которое примирит Македонию и Грецию, а за то, чтобы отдать голос за членство в евроатлантических структурах путем изменения названия. Мне кажется, очевидна нечистоплотность такого подхода.

Я упоминал во вступительном слове о тенденции, которая сейчас проявляется в подходах США и ближайших союзников, подменить термин и понятие международное право неким порядком, основанном на правилах. В отношении македонского вопроса, наименования Македонии, есть резолюция СБ ООН, которая является частью международного права, которое требует уважать Конституции Греции, Македонии и искать развязку в этих рамках. Но вместо правового подхода, предполагающего принятие закона, который будет подписан Президентом Македонии, применяется не правовой подход, а «правильный». Было выдумано правило, согласно которому вопреки конституции Македонии решение может быть подписано на уровне министров, а не президентов, можно не учитывать результаты референдума и т.д. Правила, которые сейчас продвигаются на Балканах и не только там, достаточно опасны и отражают одержимость, стремление поскорее «загнать» все балканские страны в НАТО.

На днях прочитал, что в США в отношении Боснии и Герцеговины уже давно идет достаточно критический разговор о том, что сербы в Боснии играют деструктивную роль. Недавно какой-то мозговой центр в США указал, что пора отказаться от Дейтонских соглашений, потому что сербы будут тормозить вступление Боснии и Герцеговины в НАТО. То есть цель опять поставлена – не благополучие Боснии и Герцеговины и всех ее трех государствообразующих народов, а вступление Боснии и Герцеговины в НАТО. Вот, с чем мы не можем согласиться, потому что это менталитет прошлого, если не позапрошлого века. В ситуации, когда все мы провозгласили стремление построить общее экономическое, гуманитарное пространство, обеспечить в Евроатлантике неделимую, равную безопасность, это все является подменой международного права натоцентричными, а не универсальными правилами. Таких примеров можно привести множество.

Вопрос (перевод с английского): Премьер-министр Великобритании Т.Мэй подтвердила, что был запрошен консульский доступ к П.Уилану. Но им сказали, что это будет разрешено только в том случае, если Россия получит консульский доступ к Сергею и Юлии Скрипаль. Почему нет ясности относительно обвинений в адрес П.Уилана?

С.В.Лавров: Я говорил иначе. Я сказал, что Соединенное Королевство отказывается выполнять свои обязательства по Консульской конвенции 1965 года. И сказал, что на сегодняшний момент я не слышал, чтобы Посольство Великобритании обращалось к нам по вышеупомянутой Конвенции за разрешением на консульский доступ к П.Уилану. Но я тут же добавил, что если такое обращение поступит, мы не будем действовать так же, как действуют наши британские коллеги. Мы будем действовать в соответствии с обязательствами по Конвенциям и дипломатическими приличиями.

Что касается информации о том, какие обвинения выдвигаются в адрес П.Уилана, то она была предоставлена. Он передавал соответствующие материалы, которые не должен был передавать. Вернее, как я понимаю, он получал эти материалы. Но заверяю Вас, что информации о том, что происходит с П.Уиланом неизмеримо больше, чем о том, где находятся Сергей и Юлия Скрипаль. Это вообще уже не лезет ни в какие ворота, извините за непарламентское выражение, когда уже скоро будет год, как нам не то, что не дают доступ в ответ на наши многочисленные обращения на основе той самой Консульской конвенции, а вообще их не показывают, не сообщают, где они находятся. Так что оснований для того, чтобы еще раз усомниться в действиях британского правосудия у нас более, чем достаточно, но мы за то, чтобы все вопросы решать, естественно, через диалог и на основе учета взаимных интересов. Обращаться с Российской Федерацией, как со страной, которой никто ничего не должен и которая всем все должна (как мы порой наблюдали в поведении некоторых наших западных коллег), конечно, непозволительно. Давайте сотрудничать, давайте работать на основе равноправия.

Вопрос: Товарооборот России и Китая в прошлом году «побил» исторический рекорд, превысив 100 млрд. долл. Китай – крупнейший торговый партнер России. Как Вы видите перспективы развития торгово-экономических отношений между Россией и Китаем?

С.В.Лавров: Действительно, в этом году мы достигли рекордного уровня товарооборота. Это далеко не предел. У нас достаточно амбициозные планы с нашими китайскими друзьями. Они обсуждались в ходе встречи Президента России В.В.Путина и Председателя КНР Си Цзиньпина – в ходе визита В.В.Путина в Китай летом прошлого года и визита Си Цзиньпина в Российскую Федерацию в рамках Восточного экономического форума, а также в ходе контактов наших лидеров на «полях»международных мероприятий БРИКС, «Группы двадцати» и др. Регулярно встречаются наши экономические представители, которые готовят встречи глав правительств. Очередная такая встреча подвела итоги работы порядка 60 структур, которые занимаются различными направлениями и областями нашего взаимодействия. Вырисовываются и уже получили поддержку примерно 70 проектов на сумму более 100 млрд. долларов в самых разных областях, включая энергетику, в том числе и атомную, сельское хозяйство, транспорт, сотрудничество в космосе. Как Вы знаете, наши космические агентства координируют деятельность глобальных навигационных систем ГЛОНАСС и «Бэйдоу». Я считаю, что перспективы в торгово-экономической и инвестиционной сферах у нас весьма и весьма значительны.

Упомяну также наше тесное взаимодействие и координацию наших подходов по международным делам – сотрудничество в рамках БРИКС, ШОС взаимодействие в контексте развития связей и гармонизации процессов на Едином экономическом пространстве (ЕЭП) и в рамках китайской концепции «Один пояс, один путь».  В ООН, в том числе в  Совете Безопасности, у нас общие подходы по урегулированию конфликтов на основе международного права и диалога исключительно политическими методами, будь то в отношении Сирии и других конфликтов на Ближнем Востоке или проблемы Корейского полуострова. У нас очень уверенное, поступательное развитие отношений по всем направлениям.

Вопрос: В следующем месяце в Польше США организуют ближневосточный саммит, посвященный, прежде всего, Ирану. Будет ли там присутствовать представитель Российской Федерации? Как Вы оцениваете саму идею его проведения, учитывая, что он организован США, но в Польше? Некоторые СМИ называли его антииранским.

С.В.Лавров: Я как раз хотел поинтересоваться, кем он все-таки организован, потому что польский МИД объявил, что это совместная американо-польская инициатива, а  Госсекретарь США М.Помпео в ходе своего турне по Ближнему Востоку сказал, что это США проводят саммит в Польше. Действительно, мы получили приглашение, описание повестки дня, которая, прежде всего, заключается в обсуждении конфликтов в Сирии и Йемене, проблем иранской, на этот раз, ракетной программы, действий ИРИ в регионе.

Если общее название форума – «Проблемы ближневосточного региона», то там, очевидно, отсутствует ключевая тема – арабо-израильское, в том числе палестино-израильское, урегулирование, которая вынесена «за скобки». Как Вы уже сами сказали, складывается впечатление, что вся повестка дня подверстана под продвижение американских подходов к сдерживанию Ирана в этом регионе. Это официальная позиция США. Очевидно, что мероприятие в Варшаве нацелено на достижение именно этой цели.

Смущает также и то, что в приглашении было объявлено, что министрам стран-участниц можно не беспокоиться по поводу итогового документа, потому что сопредседатели США и Польша его напишут сами и объявят его как совместное резюме без какой-либо возможности для других приглашенных внести свой вклад в редактирование итоговой бумаги. Откровенно говоря, в международных делах это не очень принято. Получается, что примерно пятьдесят министров приглашены, чтобы «освятить» своим присутствием документ, который США напишут сами, при всем уважении к Польше. Исходя из этих соображений, у нас большие сомнения в том, что такое мероприятие может помочь конструктивно решать проблемы ближневосточного региона.

Что касается иранского аспекта и возможного влияния на отношения с Польшей, это – ваши двусторонние дела.

Вопрос: Я хотел бы спросить у Вас о судьбе конкретного человека. Сегодня Вы несколько раз говорили о гражданах России, интересы которых Москва последовательно защищает, права которых нарушены в разных странах. Есть молодой человек Марат Уелданов-Галустян, который более двух лет находится в тюрьме в соседнем Азербайджане  по «липовому» обвинению. Азербайджанская сторона цинично игнорирует все просьбы и обращения со стороны России об экстрадиции этого человека. Какие меры предпринимаются, чтобы помочь М.Галустяну?

С.В.Лавров: Вопросы, касающиеся наших граждан, которые оказываются в непростом положении в любой стране, в том числе и в странах СНГ, регулярно затрагиваются в ходе наших двусторонних контактов. Смею Вас заверить, что конкретно эта тема звучала в ходе наших недавних переговоров с азербайджанскими коллегами. Надеюсь, что мы сможем через диалог и опирающиеся на правовые нормы решения выйти на устраивающий всех результат и вернуть этого гражданина в Россию.

Вопрос: В конце прошлого года в интервью агентству РИА «Новости» Вы говорили о том, что ожидаете на Украине прихода «адекватных политиков» с ответственным восприятием реальности. Могли бы Вы перечислить критерии «адекватности»?

С.В.Лавров: Я думаю, что в любой стране актуально желание видеть адекватных политиков. В том, что касается происходящего сейчас на Украине, я далеко не единственный, кто хотел бы видеть там адекватную политику. Достаточно просто посмотреть украинские средства массовой информации и почитать некоторые сайты.

Что касается критериев адекватности, то, собственно говоря, это уважение своих собственных обязательств, конституции и законов. Все, начиная с антиконституционного госпереворота, когда к власти пришли националисты и когда они стали в открытую требовать, как это сделал Д.Ярош, уничтожения  или изгнания русских из Крыма, неадекватно. Нам показалась адекватной позиция П.А.Порошенко, когда он еще только баллотировался в президенты, который сказал, что будет «президентом мира». Но когда он стал руководителем украинского государства, таких слов больше не произносил, а все больше произносит воинственные заявления, обещания освободить т.н. «оккупированные территории», категорически отказывается выполнять то, под чем он сам подписался – Минские договоренности. Последующие решения, которые принимались лидерами «нормандского формата», тоже саботировались, включая разведение сил и средств в Станице Луганской, Петровском и Золотом и «формулу Ф.-В.Штайнмайера» о взаимосвязи между законом об особом статусе отдельных районов Донбасса и проведением там выборов.

Я могу долго говорить на эту тему.  Фактов у нас более чем достаточно. Если об адекватности, то один из критериев – выполнять свою собственную Конституцию и обязательства, под которыми ты подписался, присоединяясь к международным конвенциям. Украинский закон об образовании, проект закона о статусе украинского языка как государственного напрямую нарушают Конституцию Украины. Вы это прекрасно знаете. Они нарушают и международные обязательства Украины. Буквально в декабре Верховная Рада отвергла рекомендации Венецианской комиссии Совета Европы, которая, в частности, потребовала отменить статью 7 Закона об образовании. Обязательства подтверждают договороспособность людей.

Вопрос: Почему Россия отказывается от возврата российских граждан из Украины в Россию? Ведь Украина предложила поменять К.Вышинского на Р.Сущенко? Это, вроде как, всем известно, но там же список из десятка фамилий. Украина предлагает обмен. Вы не соглашались.

С.В.Лавров: Чуть больше года назад, в декабре 2017 г., как вы знаете, при участии В.Медведчука, была достигнута договоренность об обмене. Были поименно согласованы списки обмениваемых людей. Они неоднократно выверялись. Все было согласовано. В день обмена, когда людей уже привезли на пункт, где им предстояло пересесть в транспортные средства в качестве возвращенных на родину, украинская сторона буквально в пункте передачи задержанных и арестованных сказала, что 23 человека, которые были согласованы ею для передачи России, переданы не будут. Сейчас даже не хочу обсуждать причины. Это уже разговоры, не относящиеся к делу. Было сказано, что эти люди не связаны с событиями в Донбассе. А дело в том, что списки выверялись неоднократно, фамилии были согласованы, очередное свое обещание Украина не выполнила.

Мы по-прежнему поддерживаем процессы, которые должны продолжить обмен пленными в Донбассе в соответствии с Минскими договоренностями  «всех на всех». В Контактной группе эти вопросы обсуждаются, но особой  конструктивности со стороны представителей украинского правительства мы там не наблюдаем.

Что касается лиц, которые задержаны в Российской Федерации безотносительно событий в Донбассе, у нас есть Уполномоченный по правам человека, на Украине тоже есть Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Л.Денисова. Как я понимаю, она сейчас находится на территории Российской Федерации. Они ведут на этот счет диалог. Надеюсь, он тоже будет результативным. Если получится достичь договоренности, они будут выполнены.

Вопрос: Вопрос о наших ближайших партнерах не только с точки зрения географии. В Казахстане переходят на латиницу. Как планируется строить отношения с Астаной, чтобы Москва для Казахстана по-прежнему оставалась ключевым партнером?

С.В.Лавров: Что касается наших партнеров и союзников по ОДКБ, СНГ и ЕАЭС, у нас с ними очень добрые отношения, в том числе и с Казахстаном. Как Вы знаете, это одна из самых частых переговорных площадок. Президенты встречаются несколько раз в год, регулярно общаются по телефону. Мы с единых позиций выступаем в дальнейшем строительстве Евразийского экономического союза как участники этого объединения.

Да, в Казахстане принимаются решения, которые, в частности, предусматривают переход казахского языка на латиницу. Это решение наших казахских друзей. Одновременно мы не видим каких-либо решений, которые будут ущемлять русский язык и права русскоязычного населения Казахстана. По крайней мере, эти вопросы у нас постоянно находятся на контроле. Где бы ни находились наши соотечественники, мы уделяем их правам и интересам, а также необходимости обеспечивать эти права и интересы в странах их проживания приоритетное значение. И эти вопросы на повестке дня с Казахстаном и со всеми другими странами, где, включая не только пространство СНГ, но и страны Европы, США, других регионов, где проживают наши соотечественники, являются приоритетом номер один.

Вопрос: Мы по-прежнему наблюдаем недружественные шаги со стороны наших партнеров из Восточной Европы. На русском языке в Прибалтике учиться практически невозможно. По-прежнему сносятся памятники, и люди, которые были пособниками врагу, сегодня объявляются героями. Какая работа ведется в этом направлении? Возможно ли вести просветительскую деятельность для того, чтобы это остановить?

С.В.Лавров: Относительно возрождения неонацистских, реваншистских и националистических тенденций в Восточной Европе – прежде всего это Прибалтика, Польша, к огромному сожалению – мы категорически осуждаем попытки переписывать историю Второй мировой войны, Великой Отечественной войны. И вообще, переписывать историю — это не дело политиков, пускай этим занимаются историки. С Польшей и Литвой у нас есть комиссии историков, которые даже в эти непростые времена в различных форматах встречаются и вырабатывают какие-то общие подходы. Это очень полезный вид работы.

Вы упомянули Казахстан и другие страны СНГ. Мы говорили с нашими коллегами из Института всеобщей истории, которые курируют совместные группы историков с зарубежными партнерами. Я бы поддержал такую же работу на пространстве СНГ. У нас, как ни у кого, была общая, единая страна, и нам очень важно понимать, на каких основах и принципах мы в этой стране жили, как мы жили до того, как стали единым государством, и как продолжаем союзничать и партнерствовать уже после 1991 г.

Мы многократно принимали резолюции в ООН о недопустимости героизации нацизма. Последняя резолюция была принята в прошлом месяце подавляющим большинством голосов (только США и Украина голосовали против), что достаточно показательно. В рамках ОДКБ приняты целые серии документов, которые потом были распространены в ОБСЕ и ООН, осуждающие в том числе и войну с памятниками. Ее рецидивы наблюдаются и в ряде других стран Европы, в том числе были случаи в Болгарии, Венгрии и Германии. Мы отмечаем, что власти в большинстве случаев реагируют оперативно и четко, в соответствии со своими обязательствами. Но с нашими польскими коллегами по этой теме взаимопонимание не достигнуто. Заявления о том, что памятники, которые не находятся над захоронениями, не защищены нашим двусторонним соглашением, это неверное толкование этого документа. Юристы, которые ознакомятся с текстом, подтвердят это. Здесь мы бы хотели достичь взаимопонимания, тем более что и в Российской Федерации есть немало памятников, посвященных павшим на нашей земле иностранцам, в том числе из Восточной Европы. В большинстве случаев мы сотрудничаем достаточно конкретно. Приведу в пример Словению, где содержатся в идеальном состоянии не только памятники прошлых лет, но и возводятся новые монументы в честь нашего боевого братства. А сейчас мы будем создавать памятник в Российской Федерации, посвященный словенцам, которые пали на нашей территории. Поэтому то, что Вы назвали «просветительской работой» – это важно, важно делать для того, чтобы молодежь в России, странах СНГ и других европейских государствах знала историю и не вырождалась в «Иванов», не знающих и не помнящих родства. Это будет просто разрушительным для европейской цивилизации и культуры. Помимо просветительской и в хорошем смысле разъяснительной и пропагандистской работы, важно, конечно, добиваться выполнения юридических обязательств, которые в отношении памятников, поставленных по итогам Второй мировой войны, были взяты государствами в Европе.

Вопрос: 3 марта в Эстонии состоятся парламентские выборы. Партия «Эстония 200» предлагает идею создания объединенных школ, где русские и эстонские дети будут учиться вместе, соответственно, на государственном, т.е. на эстонском языке. И это, по мнению этой партии, поможет преодолеть раскол в обществе, вот такую сегрегацию, что русские как будто бы в «гетто» находятся. А так все это будет едино, все будут едины. Как Вы относитесь к этому?

Министр внутренних дел Эстонии К.Райк видела заявление МИД на эту тему, высказалась в отношении т.н. «серопаспортников» – лиц без гражданства, их примерно 70-78 тыс. Они могли бы, по ее мнению, в течение ограниченного количества времени просто попросить гражданство и получить его. В качестве критики ей сразу было отвечено, что люди, может быть, не захотят этого делать, потому что люди без гражданства, которые проживают в Эстонии, имеют право безвизового въезда в Россию. Таким образом, они просто создадут себе проблемы, взяв эстонское гражданство и как следствие потеряв возможность приезжать в Россию, сохранять связи.

С.В.Лавров: Насчет идеи создания объединенных школ я, честно, не слышал, но так, как Вы ее описали, я считаю, что она просто неприемлема. Она подавляет интересы русскоязычного меньшинства, и, по сути дела, нацелена на то, чтобы инкорпорировать это меньшинство насильственно в эстоноязычное пространство в ущерб получению образования на своем родном языке, как того требуют многочисленные международные конвенции, включая конвенцию СЕ о региональных языках и о языках национальных меньшинств.

Я, в принципе, считаю, что то, что происходит в отношении русского языка в Эстонии, в Латвии – это очень серьезная вещь, которая не красит ни эти страны, ни ЕС, ни НАТО, который, кстати сказать, позиционирует себя не только как военный альянс, но и как сообщество демократии.

Я не раз обращался к Генеральному секретарю НАТО Й.Столтенбергу и к высоким представителям ЕС наряду с руководством ООН, СЕ и ОБСЕ с письмами, привлекая внимание к неприемлемой практике дискриминации русскоязычных, не говоря уже о позорном явлении «безгражданства».

Что касается идеи главы МВД Эстонии К.Райк предоставить гражданство всем, кто живет в Эстонии с 1991 года, как я понимаю, я оставляю в стороне решение каждого конкретного человека. Если кто-то считает, что этот не «волчий билет», но паспорт негражданина позволяет получать какие-то блага, это выбор каждого человека. Но я слышал, что после того, как эта инициатива от Министра внутренних дел прозвучала, Министр иностранных дел С.Миксер заявил, что это личное мнение Министра внутренних дел Эстонии К.Райк предоставить гражданство всем, кто жил в Эстонии с 1991 года.

Это не так, это не правда, это не личное мнение Министра внутренних дел Эстонии К.Райк, это одна из рекомендаций СЕ и ОБСЕ, которая давно была вынесена в адрес эстонских властей. Поэтому я очень надеюсь, что в этом ли, в ином ли виде, но решение проблемы «неграждан» будет найдено. И здесь, конечно же, международные структуры, прежде всего ЕС, но также и НАТО, как я сказал, наряду с ОБСЕ и СЕ должны сыграть гораздо более активную роль.

Вопрос: Вчера газета «Файненшл Таймс» рассказала о результатах выборов в Демократической Республике Конго. Считаете ли Вы, что произошло мошенничество, что результаты неверные?

С.В.Лавров: Были опубликованы официальные результаты. Мне тут уже  добавить нечего. Я слышал о том, что результаты выборов после того, как они были объявлены, были подвергнуты сомнению. Выступал мой коллега Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан, выступали другие представители и требовали пересмотра результатов и пересчета голосов, как я понимаю. Мы не вмешиваемся во внутренние дела ДРК и любого другого государства и уверены, что конголезцы сами могут найти решение любых вопросов, которые возникают, в том числе и по итогам выборов. Здесь очень важно уважать их права и не навязывать им те или иные договоренности, как это очень часто происходит в действиях и Вашей страны, и Франции в Африке, в своих бывших колониях, с которыми нужно – конечно же, мы это приветствуем – продолжать какие-то отношения. Они в этом заинтересованы. Просто очень часто эти старые связи выливаются в достаточно навязчивые советы извне. А мы все-таки предлагаем, и сами стараемся это делать, более уважительно вести дела с африканскими странами, как и со всеми другими государствами.

Вопрос: Недавно Президент США Д.Трамп заявил, что необходимо создать 20-мильную буферную зону на севере Сирии. Президент Турции Р.Т.Эрдоган также подтвердил намерение создать эту зону. Как Вы оцениваете этот план?

С.В.Лавров: Мы будем это оценивать в контексте общей эволюции ситуации в Сирии. Как я уже сказал, Президент США Д.Трамп объявил о выводе американских военнослужащих из Сирии. В этом контексте прозвучала идея о создании буферной зоны в 20 миль. Все это надо рассматривать в перспективе, которая, в том числе, предполагает необходимость скорейшего восстановления контроля центральных властей Сирии над своей территорией. Этот вопрос, помимо прочего, конечно, будет обсуждаться, когда Президент Турции Р.Т.Эрдоган приедет на очередной раунд переговоров с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Повторю еще раз, конечная цель заключается в восстановлении суверенитета и территориальной целостности Сирии, под чем подписались Россия, США, Турция и все остальные члены ООН. При этом мы в полной мере будем добиваться учета интересов всех вовлеченных сторон, соседей Сирии. Конечно же, интересы безопасности всех стран региона, включая Турцию, будут частью тех договоренностей, которых мы будем добиваться.

Вопрос: Исландия участвует в санкциях против России, тем самым потеряв весь рыбный рынок, который был очень важным для страны. Это один из главнейших рынков морепродуктов страны. Разорились многие рыбные компании. Что необходимо сделать Исландской Республике для того, чтобы восстановить присутствие на рыбном рынке с Россией?

В Исландии установлен памятник советским воинам. Исландия не участвует в осквернениях, которые происходят в некоторых других странах.

С.В.Лавров: Насчет санкций всем, по-моему, должно быть все понятно. Когда были введены санкции против Российской Федерации, мы вынуждены были ответить в отношении сельскохозяйственной продукции, продовольствия. Санкции ЕС, которые были введены против Российской Федерации еще несколько лет назад и в которых участвует, в том числе, Исландия, предполагали рестрикции и ограничительные меры в отношении российских банков, включая те, которые занимаются кредитованием сельского хозяйства, тем самым наши сельхозпроизводители ставились в дискриминационные условия с точки зрения возможности привлекать средства для своего производства. Поэтому были введены ответные меры в отношении продовольствия и другой сельхозпродукции, ввозимых в Россию.

Решение простое – надо отказаться от этих методов ведения международных дел, хотя они сейчас становятся все более популярными на Западе, особенно в США. Выход только один – надо отказываться от попыток диктата, недобросовестной конкуренции путем санкций либо каким-либо иным путем. Те, кто начали прибегать к этим методам первым, должны сделать первый шаг. Мы часто слышим, что они начали, но мы должны им помочь, потому что они хотят отменить санкции и Россия должна что-нибудь сделать. Так говорят во многих случаях, в которых не мы создали проблему – будь то санкции, кризис в Совете Европы из-за ситуации в Парламентской Ассамблее. Они понимают, что мы правы. Им нужно от этого отходить и решать вопросы, но они просят нас дать какой-нибудь повод, чтобы его могли бы предъявить как то, что мы послушались и сделали какое-то полезное дело для Запада. Так, по-моему, не очень конструктивно вести дела. Лучше действовать честно. Если были сделаны вещи, которые большинство признают ошибочными, надо эти вещи устранять. Не сомневайтесь, мы ответим взаимностью. Это будет очень быстро.

Вопрос: В прошлом году достаточно представительная делегация МИД (порядка 20 российских послов) посетила Ямал для изучения инвестиционного потенциала округа. Хотелось бы услышать Вашу оценку того, насколько продуктивно на сегодняшний день взаимодействие с российскими регионами? Будет ли продолжена подобная практика?

Удовлетворены ли мы положением дел в сотрудничестве в Арктике?

С.В.Лавров: Хотел бы передать признательность руководству региона за приглашение наших послов. У нас эта практика применяется давно. Каждые два года проходит совещание российских послов в Москве, перед которыми выступает Президент России, создаются многочисленные секции, где рассматриваются различные аспекты деятельности наших загранучреждений. Для нас принципиально важно, чтобы послы, особенно в сегодняшних условиях, когда дипломатия становится всеохватывающей и обсуждает не только чисто политические вопросы, но и рассматривает инициативы, которые позволяют продвигать экономические интересы страны, наших экономоператоров, были ознакомлены, чем сегодня живут регионы, – основа Российской Федерации. Каждый раз, когда послы приезжают на это заседание, мы просим руководителей соответствующих субъектов Российской Федерации, стараясь чередовать их, принять нас. В прошлом году было два региона (Тульская область, Ямало-Ненецкий автономный округ), куда ездили наши послы, включая Ямал. Для них это очень полезно. Я разговаривал с некоторыми из них. Очень важно посмотреть, как живет регион, который является одним из моторов развития не только Сибири, но и Российской Федерации в целом. Проекты, которые там реализуются, – высочайшего мирового уровня, не буду о них даже распространяться.

Роль регионов в реализации нашей внешней политики велика. Во-первых, потому что регионы наряду с федеральным центром и есть Российская Федерация. Во-вторых, потому что регионы все больше обретают вкус к внешним связям. У нас есть специальный Указ Президента России, регулирующий внешние связи регионов и определяющий МИД России как координатора этих процессов с тем, чтобы обеспечивать единую внешнюю политику. Мы не занимаемся никаким микроменеджментом. Все экономические договоренности, которые регионы заключают, как правило, со своими соседями, но и не только, в большинстве случаев делают это самостоятельно, либо получают поддержку по линии экономического блока Правительства России. Мы наблюдаем за тем, чтобы все это вписывалось в нашу общую внешнеполитическую линию.

При Министре иностранных дел России существует Совет глав субъектов Российской Федерации, в котором каждый год представлено 7 руководителей регионов (они ротируются), Министерство экономического развития России, Министерство промышленности и торговли России, Федеральная таможенная служба России и другие службы, которые связаны с решением вопросов, интересующих регионы в их внешнеэкономических связях.

Арктический совет очень полезная организация. Мы всячески поддерживаем те процессы, которые идут в этом органе. Это, наверное, одна из немногих структур, которая не задета геополитическими дрязгами. Она работает предельно конкретно и деполитизированно. Мы считаем, что это –образец для подражания. Сейчас Председательство осуществляет Финляндия. Планируется проведение мероприятий, о которых наши финские соседи, наверняка, объявят дополнительно. Ведется предметная работа по вопросам развития ресурсов Севера при сохранении экологии, обеспечении интересов коренных и малых народов Севера. Там есть специальная группа, которая работает над этой темой и следит за положением дел. Все это весьма важно. Наряду с развитием транспортной инфраструктуры, мы вносим свой вклад, обеспечивая все более безопасное и эффективное использование Северного морского пути.

Вопрос: Внешняя политика России – конструктивная, жёсткая, серьёзная – стала фактором международной безопасности. Россия вернулась на Ближний Восток, её уважают, с позицией Вашей страны все считаются. Благодаря политике России многие вызовы в мире стали «приглушаться».

Совершенно очевидно, что Европейский союз не обладает тем потенциалом, который необходим для решения проблем, связанных с выходом США из иранской ядерной сделки. Прошло восемь месяцев с тех пор, как ЕС обещал выработать финансовый механизм для продолжения диалога с Ираном и обеспечения компенсации европейским компаниям, если они будут подвержены санкциям.

На «заре» советской власти был создан советско-персидский банк, имевший капитализацию 5 млн. долл. в то время, когда вся капитализация Центрального банка Ирана составляла 500 тыс. долл. Этот банк стал мощным стимулом для развития торговли, сельского хозяйства и промышленности двух стран, укрепления позиций Советского Союза в Иране.

Сейчас в Иране не работает ни один банк. Мы ждём решения ЕС, но в Брюсселе неспособны выработать этот финансовый механизм. Вы руководите внешней политикой России и могли бы стать «локомотивом» для таких министерств, как Минпромторг и Минэкономразвития России, в создании российско-иранского банка, который бы работал в национальных валютах для обеспечения его неуязвимости для санкций США и других западных стран.

С.В.Лавров:  Как Вы знаете, в соответствии с Конституцией, внешнюю политику России определяет Президент. Мы в меру сил стараемся её реализовывать. Спасибо за Ваши добрые слова.

Что касается конкретной ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, то участники СВПД «минус» США встречались в июле 2018 г. в Вене, потом в сентябре 2018 г. – на уровне министров иностранных дел «на полях» Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Эту тему мы  неоднократно ставили и ставим перед Европейским союзом. В Брюсселе давно обещали создать так называемый «special purpose vehicle» – специальный платежный механизм, который не будет зависеть от США, системы «СВИФТ», над которой США обрели контроль через искусственно завышенные в нынешней ситуации позиции доллара. Евросоюз каждый раз нам обещает, что вот-вот эта работа будет завершена. Совсем недавно состоялись очередные контакты между моим заместителем и представителями европейской внешнеполитической службы, но мы видим, что пока у них работа идёт туго, и время бежит гораздо быстрее.

Вы, наверняка, читали сообщения о том, как внутри Ирана эта проблема вызывает конфликтные комментарии в политических кругах. Это делу не помогает. Это не единственная, к сожалению, ситуация, где Евросоюз не может достичь результата. Не знаю, в чём здесь причина. Мы упоминали Балканы, Косово, где ЕС играл очень полезную роль. Нам казалось, что ЕС содействовал договорённостям между Приштиной и Белградом по целому ряду важных вопросов: несколько лет назад объявили о решении создать Сообщество сербских муниципалитетов Косово, чтобы хоть как-то обеспечить права сербов, проживающих в этом крае. До сих пор оно не создано. Приштина категорически отказывается что-либо делать, Евросоюз «разводит руками» и не может призвать её к порядку.

Я слышал про успешный опыт советско-персидского банка. Дело не в том, что это будет банк или какой-то другой механизм. Цель предельно понятна: обеспечить, чтобы торговля между Ираном и другими странами, включая Российскую Федерацию, не была зависима от односторонних действий США. Могу Вас заверить, что Министерство экономического развития России и другие ведомства предпринимают соответствующие шаги. Наши иранские партнёры знают об этом. Аналогичным образом действуют и другие торговые партнеры Тегерана. Речь идёт, в том числе, о гораздо более быстром переходе, нежели планировалось ранее, на национальные валюты во взаимных расчётах. Есть и другие идеи, которые обсуждаются на уровне экономических ведомств.

Вопрос: Вся Европа сейчас с тревогой следит за тем, как обстоят дела с «брекзитом». Отношения России и Великобритании, особенно после «дела Скрипалей» стали максимально напряжёнными. Какой сценарий «брекзита» наиболее интересен России, учитывая её интересы в Европе?

С.В.Лавров: Это дело Великобритании и её подданных, Парламента этой страны. Нам, естественно, небезразлично, как это отразится на Евросоюзе, потому что ЕС – наш главный торговый партнёр как организация (на национальном уровне это Китай), даже несмотря на то, что в силу санкций общий товарооборот упал гораздо ниже рекордных цифр в 400 млрд. долл. до примерно 270 млрд. долл.

В связи с «брекзитом» и не только происходит много процессов, которые будут влиять на функционирование Евросоюза. Нам очень важно понимать, как это затронет наши отношения, прежде всего торгово-экономические. Однако говорить о том, какой вариант нам «более интересен» – такая психология характеризует страны и политиков, желающих вмешиваться и обеспечивать «дирижирование» процессов в других государствах. Мы этим не занимаемся. Я приводил примеры, как, не стесняясь, в открытую «дирижировали» процессами подготовки Преспанского соглашения в Македонии. Сейчас в Германии через американского посла пытаются дирижировать позицией немецких компаний по отношению к «Северному потоку-2». Это не наши подходы.

Мы ничего не говорим про «брекзит», хотя постоянно кто-то пишет, что Россия «потирает руки» и «злорадствует». Ничего подобного. Мы всегда говорили, задолго до того, как «брекзит» обрёл очертания, что в наших интересах – единый, сильный и, главное, самостоятельный Евросоюз. Что будет, посмотрим. Естественно, мы готовы сотрудничать и с Евросоюзом, и с Великобританией, если всё закончится её выходом из ЕС. В каких формах это лучше делать, будем определять, когда поймём, что на самом деле состоялось.

Вопрос: Сербия пытается уйти от проблемы выбора между Россией и ЕС, тем не менее, в самой стране раздаются голоса о том, что выбор сделать нужно. Вы в прошлом году совершили плодотворный визит в Белград. Сейчас туда собирается Президент России В.В.Путин. Какие цели преследует российская внешняя политика в Сербии?

С.В.Лавров: Вы хорошо подметили, что в Европе считают, что Сербии в конечном итоге придётся сделать выбор между Россией и Евросоюзом. Это тоже менталитет, который давно себя изжил. Он отражает старые колониальные повадки. Я уже не раз приводил пример, когда Евросоюз вставал на тропу односторонних требований в логике игр с нулевым результатом. Так, в первый «майдан» на Украине в 2003 г. Министр иностранных дел Бельгии К.Де Гюхт, ставший впоследствии еврокомиссаром, открыто требовал, чтобы украинцы решили, с кем они, с Россией или Европой. Такие провокационные подходы, отражающие великодержавные настроения, не соответствуют тем решениям, которые мы принимали все вместе в том же ОБСЕ и в рамках отношений между Россией и ЕС.

Сейчас в Сербии идут предвступительные переговоры по различным главам. ЕС, не стесняясь, говорит, что Сербия, во-первых, должна признать независимость Косово, чтобы вступить в ЕС, а, во-вторых, присоединиться к политике Евросоюза в отношении России, включая введение санкций. Это просто неприлично занимать такие позиции. Я уже не раз говорил, что Евросоюз всё время гордится своим единством, но оно в последнее время достигается на основе «наименьшего знаменателя», когда весьма агрессивное меньшинство требует от других стран Евросоюза занимать позиции, которые в отношении России явно предвзяты и дискриминационны.

Я бы посоветовал отказаться от логики «или с Россией, или с Евросоюзом». Давайте всё-таки возвращаться к тем временам, когда великие европейцы, включая Ш.Де Голля и других деятелей, выдвигали видение единого пространства от Атлантики сначала до Урала, а потом до Тихого океана. Это всё подтверждено в документах ОБСЕ, Россия-ЕС, Россия-НАТО (о равной и неделимой безопасности), но  почему-то на практике договороспособность не проявляется.

Мы за то, чтобы возвращаться к философии совместного сотрудничества на основе баланса интересов, а не на основе навязывания кому-то одному взглядов, которые вырабатываются достаточно небольшой группой государств, как бы влиятельны они ни были.

Вопрос: Какое-то время назад активно шли разговоры о миротворческой миссии на Донбассе. Сейчас всё затихло? Или за кулисами что-то готовится?

С.В.Лавров: Это из серии того, о чём я сегодня говорил – о соотношении международного права и правил, которые выдумываются и предъявляются в качестве непреложных истин.

Если говорить о международном праве, то есть Минские договорённости, одобренные СБ ООН. В соответствии с ними все вопросы должны решаться через прямой диалог между Киевом и Донецком и Луганском при посредничестве ОБСЕ. Развёрнута Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ на Украине – не только на Донбассе, но на Украине в целом, включая другие регионы, где Миссия должна обеспечивать наблюдение за выполнением обязательств Украины по правам человека и другим вопросам европейской жизни. Эта Миссия стала испытывать проблемы с безопасностью, имели место инциденты. В частности, один её сотрудник, кстати сказать, американец погиб, подорвавшись на мине. Миссия проводила расследование, но, как только оно показало, что мина была установлена не ополченцами, тема сразу ушла «в тень», и никто её больше особо не будировал.

В этой связи, кстати, хотел напомнить, что мы неоднократно призывали наших коллег из ОБСЕ, руководства СММ ОБСЕ на Украине быть более транспарентными в своих докладах, потому что чаще всего они пишут, что в такой-то день или в такую-то неделю было столько-то обстрелов населённых пунктов и столько-то жертв, но непонятно, кто в кого стрелял.  В сентябре 2017 г. под нашим воздействием Миссия, наконец,   сделала доклад, где было показано, какие жертвы и цели на стороне ополчения, как выглядит картина на стороне украинских вооружённых сил. Там достаточно понятно, что прежде всего украинские силовики обстреливают населённые пункты, а ополченцы в большинстве случаев отвечают. Количество обстрелов населённых пунктов украинскими вооружёнными силами в разы превышает соответствующую статистику со стороны ополчения. То же самое – в отношении жертв среди гражданского населения.

Кстати, поскольку мы сегодня встречаемся с журналистами, вы – сотрудники средств массовой информации, упомяну то, что я много раз говорил своим западным коллегам – когда они пытались меня убеждать в том, что во всех бедах на линии соприкосновения виноваты Донецк и Луганск, и именно ополчение начинает перестрелки и боестолкновения – что представители российских СМИ работают на восточной стороне линии соприкосновения практически в режиме реального времени. Ваши коллеги регулярно делают репортажи с места событий, показывая, что происходит в реальной жизни на стороне ополченцев. Я многократно советовал своим западным коллегам, которые подвергают сомнению реальные факты, предложить западным журналистам наладить такую же работу на стороне линии соприкосновения, которую контролируют вооружённые силы Украины. Не припомню, чтобы там кто-то работал, не то, что на постоянной основе, но хотя бы регулярно появлялся. Где-то полтора года назад там была съёмочная группа «Би-Би-Си», которая подготовила, на мой взгляд, достаточно объективный репортаж, но с тех пор там никого не было.

Если журналисты заинтересованы в том, чтобы доносить правду, будь то «Би-Би-Си», «Евроньюс» или любое другое СМИ, раз ваши правительства вас не подталкивают к тому, чтобы вы работали в одной из наиболее проблемных геополитических точек мира, давайте я к вам обращусь с просьбой наладить вашу работу на западной стороне линии соприкосновения на Донбассе. По крайней мере, вы узнаете гораздо больше, нежели просто из репортажей, которые составляются каким-то образом дистанционно.

Возвращаясь к Миссии: когда были проблемы с их безопасностью, мы в ответ на тревоги, которые высказывали представители Германии, Франции, предложили вооружить наблюдателей ОБСЕ лёгким стрелковым оружием. В ОБСЕ отказались. Кстати, немцы и французы тоже сказали, что это нехорошо, потому что ОБСЕ не имеет опыта таких вооружённых миротворческих операций. Тогда Президент России В.В.Путин предложил, и мы внесли соответствующую резолюцию в СБ ООН, создать Миссию ООН по содействию охране наблюдателей ОБСЕ. Резолюция была предельно простая, и она основывалась на международно-правовом акте – мандате ОБСЕ и ООН в поддержку Минских договорённостей. Она предусматривала, что наблюдатели ОБСЕ, где бы они ни находились на Донбассе, должны сопровождаться охранниками ООН.

Это был международно-правовой подход. Но в ответ наши западные коллеги, прежде всего американские, опять выдвинули «правило», которое придумал спецпредставитель США по украинскому урегулированию К.Волкер. Эти правила заключались не в том, чтобы, как предусмотрено Минскими договорённостями, содействовать прямому диалогу между Киевом и ополчением и обеспечивать в этом диалоге при посредничестве ОБСЕ решение всех вопросов, а в том, чтобы ввести на Донбасс тридцатитысячный военный контингент ООН с тяжёлыми вооружениями, включая все возможные виды вооружённых сил, и взять под контроль весь периметр той территории Донбасса, о которой мы сейчас говорим. Затем распустить местное ополчение, полицию, местные администрации в Донецке и в Луганске, направить полицию ООН и администрацию ООН, каковая и будет там всё решать.

При таком варианте, «правиле», которое нам предлагают США, там и выборов никаких не надо проводить. Просто вместо консенсуса, компромиссов между Донбассом и Киевом, будет навязано одностороннее решение. Мы объяснили, по каким причинам не можем отказаться от логики и решений СБ ООН и подменять международное право этим правилом, придуманным К.Волкером. Думаю, все нас понимают, но хотят делать вид, что единственный способ решения украинского кризиса – пойти на поводу у нынешней власти и заставить Донбасс сдаться. Абсолютно нереалистично на это надеяться. Лучше всё-таки, чтобы наши германские и французские коллеги, которые в «нормандском формате» высказывались в поддержку Минских договорённостей, да и все остальные члены мирового сообщества, включая США, всё-таки добились начала прямых переговоров по выполнению Минского комплекса мер.

Вопрос: В конце прошлой недели американские СМИ заявили о намерении США укрепить свои позиции в Арктике в ответ на чрезмерные притязания России и Китая в регионе. В частности, со ссылкой на главу ВМС США Р.Спенсера было сообщено, что Вашингтон планирует направить военные корабли в Арктику летом этого года, что станет первой операцией ВМС США по обеспечению свободы судоходства в регионе.

Ранее, на министерской встрече Арктического совета, прошедшей в мае 2017 г. на Аляске, Вы заявили, что потенциала для какого-либо конфликта на территории Арктики не существует. Как Вы оцениваете намерение США увеличить свое военное присутствие в Арктике? Может ли данный шаг послужить очередным поводом для нарастания напряженности в отношениях между Россией и США? Будет ли Россия предпринимать какие-либо ответные действия в случае направления США военных кораблей в Арктику?

С.В.Лавров: США – арктическая держава. В соответствии с международным правом, включая Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., США могут, как и все остальные арктические, да и неарктические державы тоже, пользоваться морскими путями в этом регионе.

Если речь идет о том, что военные корабли любого государства хотят использовать Северный морской путь, то для этого существуют правила. Этой осенью французское военное судно проходило по Северному морскому пути. Мы с французскими коллегами обсудили все детали, никаких вопросов не возникло.

Исходим из того, что все будут уважать эти правила, потому что по-другому и быть не может. Российская Федерация несет ответственность за обеспечение эффективного функционирования и безопасности Северного морского пути.

Что касается причин, по которым США хотят повысить свое внимание к этому региону, повторю, они являются арктической державой. При условии соблюдения США правовых норм, включая нормы Российской Федерации по использованию Северного морского пути, я не вижу здесь проблем. Хотят ли они тем самым создать дополнительный конфликтный потенциал, я не знаю. Не хочу забегать вперед. В целом ряде других регионов США этим занимаются, включая Южно-Китайское море, где они пытаются вмешиваться в территориальные споры между Китайской Народной Республикой и странами Юго-Восточной Азии. Очень надеюсь, что эта манера создавать везде ситуации, обостряющие отношения между странами соответствующих частей мира, не будет проявляться в Арктике. Это не будет способствовать совместному сотрудничеству в рамках Арктического совета.

Вопрос: В этом году США начали торговую войну против Китая. Россия тоже сталкивается с усложняющейся международной обстановкой. Среди экспертов есть мнение, что такая ситуация только укрепляет солидарность между нашими странами. Согласны ли Вы с таким мнением? Как будут развиваться наши внешнеполитические отношения?

С.В.Лавров: Существует много спекуляций на тему того, как развиваются отношения в т.н. «треугольнике» Россия-Китай-США. Есть желающие вернуться к тем временам, когда при Президенте Р.Никсоне США пошли на нормализацию отношений с Китаем, чтобы сдерживать Советский Союз. Есть немало других желающих.

Недавно из рядов правящей партии Японии прозвучали идеи о необходимости заключения мирного договора с Россией, прежде всего, чтобы сдерживать Китай.

Когда все, что происходит в отношениях между нашими странами, пытаются рассматривать через призму «вбивания клина» в эти отношения, выискивая возможности для «растаскивания» нас по разным позициям, вызывает глубокое сожаление, потому что отражает тот самый менталитет
«или с нами, или против нас».

Россия и Китай не дружат друг с другом против кого бы то ни было. Мы дружим потому, что мы – соседи, стратегические партнеры в международных делах, у нас много общих интересов, мы одинаково видим необходимость сделать мир более устойчивым, безопасным и демократическим. Именно в этом заключается основа нашего стратегического партнерства и всеобъемлющего взаимодействия. В том числе у нас есть общий интерес не просто сохранить глобальную торговую систему, но и сделать ее более управляемой и понятной, а также менее подверженной односторонним капризам того или иного государства. Думаю, в этой области нам хватит работы на долгие годы, но мы нацелены на то, чтобы достигнуть результата.

Вопрос:  Как Вы оцениваете 2018 г. для российско-азербайджанских отношений? Считаете ли его прорывным? С чем связано то, что в прошлом году в Москве не состоялся саммит Россия-Азербайджан-Иран? Какие у него перспективы? Какие перспективы у создания формата Россия-Азербайджан-Турция?

С.В.Лавров: Насчет наших отношений с Азербайджаном я бы не использовал термины наподобие «прорыва», потому что у нас развиваются отношения не рывками, а достаточно устойчиво и поступательно. В прошлом году состоялись очередные весьма содержательные встречи на уровне президентов, а также мои встречи с Э.М.Мамедъяровым в Баку и Москве. Наши экономические ведомства также тесно сотрудничали. В очередной раз под совместным патронатом президентов Российской Федерации В.В.Путина и Азербайджанской Республики И.Г.Алиева состоялся Бакинский международный гуманитарный форум. Всего не перечислишь.

Нас связывает очень много формальных, официальных и неформальных мероприятий, включая Международный музыкальный фестиваль «Жара», который очень популярен в России, как и в Азербайджане.

Оценил бы прошедший год весьма позитивно. Мы неплохо сотрудничали и в структурах СНГ, ООН, ОБСЕ, а также в Совете Европы, где в отношении Азербайджана тоже достаточно предвзято пытаются действовать. Пытаются дискриминировать права азербайджанских парламентариев и в ПАСЕ.

В прошлом году в Армении сменилось руководство, поэтому наш вклад в работу сопредседателей по нагорно- карабахскому урегулированию пока ограничился только ознакомительными встречами. В этом месяце планируется очередной контакт сопредседателей от России, Франции и США с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана. Думаю, что и на этом направлении мы сможем содействовать урегулированию конфликта, который уже обрел черты застарелого, но вполне поддается решению при наличии доброй воли Еревана и Баку, а также  при поддержке международного сообщества, в том числе в лице сопредседателей. Думаю, что прозвучавшие, в том числе из Баку, заявления о готовности искать развязки заслуживают всяческой поддержки. Надеемся, что и наши армянские друзья  ответят взаимностью.

Что касается второй части вопроса – формата Россия-Азербайджан-Иран, то договоренности о том, чтобы каждый год такой формат собирался, не было. Поэтому не вполне корректно говорить, что собрать встречу трех президентов не удалось. Действительно, очередь за нами принимать очередной саммит Россия-Иран-Азербайджан. Мы его готовим, я Вас уверяю, он состоится.

Касательно других возможных форматов с участием Азербайджана, разговоры пока не перешли в практическую плоскость. Надо смотреть на то, какую  «добавленную стоимость» будут нести в себе насколько эти форматы. Формат ради формата, наверное, – не то, что будет отвечать интересам Азербайджана, России и других возможных участников. Повторю, если будет «добавленная стоимость» у той или иной формы нашего взаимодействия, то мы, конечно, с удовольствием рассмотрим такую возможность.